26 июня 2017,  понедельник

Главная
Новости
Календарь
Лоция

Летописи

Багажный отсек
Фотоальбомы
Мастер-класс
Велошкола
О клубе
ФОРУМ



 

Норвегия. Фьорды у колеса

Район: Норвегия

Время проведения: лето


«Куда бы Вы не ехали, дорога всегда идет в гору, а ветер встречный»

Первый закон велосипедиста

СБОРЫ

Черт его знает, откуда в голову забредают всякого рода авантюрные идеи! Вот и в то февральское утро я проснулся с внезапно возникшим пониманием, что нам с женой нужно проехать по Норвегии на велосипедах. Магия самого слова «Норвегия» оказалась столь сильной, что жена даже не спросила о причине такого выбора. В повисшем на минуту молчании вдруг поплыл шум волн, крики чаек, запахи хвойного леса и миражом замаячили крутые склоны фьордов. С велосипедами было сложнее. Жена на них каталась лишь в отрочестве, я же, хоть и седлал велосипед каждое лето, но дольше чем на день никуда не ездил. Однако идея стоила усилий.

– Велосипеды, значит велосипеды! – махнули мы, и понеслось…

Весна и начало лета прошли в подборе снаряжения и не очень регулярных тренировках. Для путешествия мы выбрали август. В путеводителе, который с трудом был найден в книжном магазине, прочитали, что этот месяц наименее дождливый. Для оформления документов было решено обратиться в какую-нибудь туристическую фирму. Но мы не хотели покупать тур, поскольку предполагали ночевать преимущественно в кемпингах или вообще в лесу. В скандинавских странах существует правило «общности земли», предполагающее, в том числе, разрешение на установку палатки в любом месте, кроме сельскохозяйственных угодий. В одной за другой фирмах нам отказывали в помощи. Наконец, по рекомендации какого-то очередного турагента мы попали куда нужно, и дело закрутилось.

Пока наши документы кочевали на столах посольства из одной груды в другую, мы спешным делом заканчивали подготовку и собирали, где могли информацию. Среди прочего удалось выяснить, что норвежские кроны лучше покупать в России, а из другой валюты целесообразнее везти евро, поскольку меньше теряешь на обмене. Вообще показных денег на границе должно быть из расчета 50 евро на один человеко-день. Маршрут пришлось планировать по атласу автомобильных дорог Европы, который нашли в книжном. Иных картографических материалов достать не удалось. Мы выбрали для путешествия южную Норвегию, поскольку там хорошо налажено железнодорожное сообщение, в отличие от севера. Это позволяет легко вернуться с полпути, если что-то не заладится. Приходилось помнить, что в велосипедных путешествиях мы новички. Атлас имел, казалось бы, вполне пригодный для велосипедного путешествия масштаб. Но, как позже выяснилось, весьма схематично отображал дорожные реалии. С тем же успехом можно было бы пользоваться школьным глобусом. Хорошей картой мы обзавелись уже позже, по прилете в Норвегию.

Итак, к концу июля мы имели два новеньких велосипеда с велорюкзаками, шлемами, палатку, спальники, газовую горелку и прочую необходимую экипировку. Горелка являлась важной составляющей снаряжения, поскольку с мая по сентябрь в Норвегии запрещено разводить костры. Ко всему скарбу прилагались медицинские страховки, покрывающие спортивные травмы, авиабилеты до Осло и полная неуверенность в реализации проекта. Атмосферу накаляли трудности с посольством, которое то запрашивало дополнительные справки, то теряло уже существовавшие. Наконец, нам отдали наши паспорта с долгожданными грязно-зелеными прямоугольниками виз. А завтра рано утром вылет.

ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ

Итак, вот наша команда. Я выполняю функции руководителя, ремонтника, штурмана и завхоза. Все это великолепие регалий досталось мне, как имеющему опыт горных и водных спортивных походов. Моя жена, Оксана, отвечает за медицинскую помощь и связи с общественностью. У нее хорошее знание английского и она весьма бойко ругается по-итальянски. Более того, пока я возился с технической частью снаряжения, она читала самоучитель норвежского языка и была надежда, что ее труды не были зряшными. Первая проверка ее языковых способностей потребовалась уже на паспортном контроле в Осло. Пограничник вежливо и подробно спрашивал у каждого прилетевшего, какого лешего ему потребовалось в Норвегии. Было жарко, огромная очередь, составленная из китайцев и русских. Пограничник не спешил, и дело двигалось медленно. Наконец подошел и наш черед протянуть в узкую щель заполненные миграционные карточки и паспорта. Оксана привела служивого в восторг своим норвежским языком, и он долго не хотел верить, что это результат самостоятельной работы. Впрочем, они быстро перешли на английский и тут вспомнили про меня. В отличие от жены мне козырять было нечем. Я с трудом вспомнил несколько фраз на школьном немецком и, получив в ответ отменную германскую дробь, обрел право на пребывание в стране вслед за женой. Мечта начала исполняться!

Норвегия в психологическом восприятии страна далекая. Мы имеем общую границу, общую склонность к пьянству и общую рыбную промышленность: наши ловят, норвеги продают. Но понять, что в Норвегию можно вот так легко поехать, что город Осло не призрак со сказочных страниц это сложно. Да и в Норвегии скорее готовы увидеть перелетных страусов, чем российских путешественников.

– Вы датчане? Немцы? Наверное, англичане? Нет?! Неужели из Зимбабве?!!! – весьма обычная тирада, слышанная во время знакомства. И уже с оторопью и недоверием: – Какие это русские? Это которые из России?

А потому меня так и подмывает рассказать что-нибудь достойное об этом краешке земли. Ну, например, что у норвежцев вместо носа хобот, а норвежки ходят исключительно задом наперед. Собаки у них мелкие, что наши блохи, а последние на собаках не живут вовсе, поскольку из-за равных размеров не удерживаются на спине своих хозяев. Живут норвежцы на деревьях в гнездах из глины и соломы. Но богатые жутко, даже столовые салфетки у них с золотой инкрустацией. К сожалению, российское всеобщее обязательное среднее образование напрочь портит дело. Наши люди не готовы к увлекательным рассказам о приключениях, они реалистичны и скупы на романтику. Это американцам можно лихо плести о сугробах в Москве до крыш пятого этажа и стадах белых медведей на улицах. Но и это год от года становится делать сложнее. Все чаще в глазах слушателей мелькает недоверие, они покачивают головами и переспрашивают. Что ж говорить о нас. Исключительно из слепого прагматизма наш человек не поверит во всякого такого рода вымыслы. Люди они везде люди, скажет он. Дошло до того, что мы бы и в существование темнокожих не поверили бы ни за что, если бы негры изредка не попадались на наших улицах. Так что придется говорить правду и ничего более. Эх, а ведь такая байка могла бы получиться!...

Первые норвежцы, которых мы смогли подробно рассмотреть были нашими соседями в самолете на пути в Осло. Огромные такие людищи: ростом на пару голов меня выше, обхватом вообще неимоверным. Спокойные, малоповоротливые великаны. К счастью их рассадили в самолете по бортам симметрично. Если бы они захотели сесть рядом, то наш тоненький ТУ-154 лег бы на крыло, да так бы и остался на летном поле. Такое начало было захватывающим. Мы уже готовились увидеть страну гигантов-норманов из старинных преданий про Зигфрида. Спустя две недели, когда мы возвращались назад, я уже знал – это был рекламный трюк, утка для доверчивых туристов. Наверняка тех великанов выращивали по спецзаказу где-нибудь на секретных фермах, чтобы потом подсаживать их в иностранные аэропорты и способствовать туристическому ажиотажу. Когда мы сели в Осло, наши гигантские попутчики как-то бочком, по-крабьи скрылись из глаз, и мы оказались среди людей самой обычной комплекции. Наше недоверие к тому, что эта вот мелкота и есть коренные жители Норвегии было столь велико, что Оксана при первом же разговоре тут же спросила норвега:

– Вы говорите по норвежски?

Его удивление не знало границ, и на чистом интернациональном он ответил:

– Nein! O, sorry!!! Si, конечно!!!

Слов нет, что подобная ситуация лишь упрочила нашу уверенность, что дело тут нечисто.

Спустя небольшое время, мы получили еще один веский повод для сомнений. А было это так. Я лихорадочно пытался определить, куда какие колеса привинчивать к нашим велосипедам, сидя на полу крохотного зала ожидания в вокзале города Ларвик. Дело не клеилось. Вместо двух очаровательных новых горных велосипедов у меня получался то тандем для пары безногих инвалидов, то копия памятника Петру I незабвенного гения монументального искусства Зураба Церетели. Ребус не решался. Тому были веские причины. Во-первых, в багажном отделении самолета наши машины, по всем правилам авиаперевозок, слегка помяли. Во-вторых, и это даже более важно – я был жутко голоден. Сами посудите, в шесть утра я проснулся в Москве и после скудного завтрака вместе с Оксаной с честью выдержал такси до Шереметьево, борьбу за право сесть в самолет, перелет на две с лишним тысячи километров, путешествие в несколько сотен миль на поезде по Норвегии, а сейчас, к обеду, сидел в ста метрах от берега Северного моря. Теперь организм требовал свое.

После очередной попытки, я, наконец, получил первый удачный вариант и отдыхал, с наслаждением разглядывая конструкцию, напоминающую велосипед. Особенно хорошо это получалось при зажмуривании одного глаза. К сожалению, Оксаны не было рядом, и я не мог похвалиться понимающему человеку своими достижениями. Оксана отправилась добывать нам сэндвичи и сок. Зрители у меня все же были. Компания девушек неопределенного подросткового возраста в безумных одеждах не вполне понятного назначения: разные напяленные невпопад, вылезающие одна из другой замызганные крохотные маечки и топики. Ниже пузырились у кого утепленные спортивные штаны, у кого порванные и разрезанные джинсы. Сквозь художественные прорехи и стильно аранжированные декольте нахально торчало нижнее белье веселеньких расцветок с затертыми, посеревшими кружевами и бретельками. Барышни, похоже, не ведали страданий от голода, поэтому их тела туго и аппетитно выпирали сквозь сдерживающую портупею бюстгальтеров, брючных ремней и ожерелий из раковин. Комплект дополняли многочисленные сережки у кого в носу, у кого в губе, языке или вокруг пупка. Только не подумайте, что это были какие-нибудь привокзальные замарашки. Это были девушки, умеющие подать себя со вкусом и изюминкой, чему доказательством были пламенные взоры местных мужчин от 5 до 50, забегавших в вокзал или просто проходивших мимо по улице и пялившихся в окна. Вообще, оказалось, что вокзал был местом очень бойким. Это объяснялось наличием комплекта увеселительных заведений из пары закусочных и бесплатного туалета. Люди входили, совершали экскурсию по указанным точкам и отправлялись дальше по своим делам. Так вот. Я отдыхал, барышни пялились на меня и мою конструкцию, мужики пялились на барышень и пытались овладеть их вниманием, бойко гарцуя по плиточному полу. В двери решительным шагом вошел негр и направился прямиком к телефону. В том, что он делал дальше, вроде бы, ничего особенного не было. Карточка, набор номера, неуверенное хрипловатое алло в трубку и какое-то гавканье в ответ. И вдруг я слышу:

– Здравствуйте. Я звоню по поводу работы. Когда я могу подойти и показать свои документы? – на самом обычном русском языке афроскандинавец беседовал по телефону на норвежском вокзальчике о найме на работу!!!

Конечно, великаны в самолете и весьма странный норвежский язык в устах местных жителей заставил нас усомниться в мирной жизни на земле Норвегии. Вероятно, страну завоевали, а аборигенов согнали в резервации или отправили покорять Северный полюс. Так думали мы. Но время шло, и пришлось признать, что все в порядке. Что норвежцы обычные люди, и с ростом и с конечностями у них также как и у нас. Английский и немецкий языки очень часто в пользовании. Много полных, особенно среди молодых женщин. Этакие крепышки с намечающими складками, но без колышущегося жира. На улицах самый обычный люд. Нельзя сказать, что все ходят исключительно с улыбками. Кто как, есть и мрачные, и грустные и злые. Одним словом, все обычно, чего нельзя сказать о норвежских просторах.

ДОРОГА

Гнутая то влево то вправо, то вверх то вниз лента дороги набегает, проносится, скрывается сзади. Подъем, и мое тяжелое дыхание вторит поскрипыванию нагруженного велосипеда при каждом обороте педали. Спуск, и свист ветра подстегивает мое восторженное гиканье. Выполаживание, и в ровном ритме движения отчетливо слышится утробное подвывание протектора, в упоении кусающего асфальт.

Уже прошли первые дни путешествия. Уже тело стряхнуло с себя ленность городского жителя и готово работать. Уже появилась сноровка в управлении велосипедом.

Карта лишь приблизительно давала понять особенность рельефа приморской Норвегии. Но вот она перед нами воочию. Вздыбленная многочисленными горными кряжами, пересеченная десятками и сотнями фьордов. Прячущая в укромных своих складках теплые синие озера с темным дном и русла ручьев, пересохшие и онемевшие. Дорога штурмует подъем за подъемом, облегченно и беззаботно падая вниз после каждого очередного перевала. Иногда у нее не хватает сил взять хребет с наскока. И тогда она, цепляясь за нависающие на скалах деревья, карабкается частыми серпантинами, виляет в поисках удобного распадка, отступает и вновь придвигается к склону. Ну а мы? А мы по ней, за ней, иногда под ней, но всегда рядом.

Вокруг лес. Густой, с пушистым глубоким мхом. Но его дикость лишь иллюзия. Края эти весьма интенсивно населены. Пригодных для жилья участков немного, поэтому каждое ровное место используется либо под поле, либо под дом. И то, площадку под жилище норвеги нередко частично или полностью вырубают прямо в скале. Хотя леса удивительно хорошо сохранены, их протяженность небольшая. Но с нашей точки зрения проблему составляла совсем иная трудность. В лесу не было достатка пресной воды. Многочисленные русла ручьев пересохли, а подгадать каждую ночевку под озеро или крупную реку было сложно. Конечно, в рюкзаках мы везли пару бутылок воды. Но этого запаса только-только хватило бы на готовку и умывание. А после многотрудного жаркого дня очень хочется ополоснуться. Не так просто было и место для палатки выбрать среди камней, кочек и бурелома. Так что пришлось сделать коррективу к ранее существовавшим планам, и чаще останавливаться в кемпингах или отелях.

Первые два дня мы с женой пытались выполнить план движения, составленный в тиши московской квартиры. Однако расчеты следовало переделать по месту, так как 60-100 км в день оказалось трудной задачей в условиях весьма выраженной гористости района. Хотя максимальные высоты и не очень большие (побережье все-таки), но один крутой подъем следует за другим почти без перерыва.

Третий день оказался для нас кризисным. Уже с утра дорога вырывала рули из рук, почти падая извивающейся змеей в ущелье. Я еще успел увидеть проносящееся озеро, искрящееся в глазури утренних лучей. Но в следующий момент на спидометре угрожающе замаячило: «60 км/ч». Стало не до пейзажа. Оксана вообще не заметила водной глади, борясь с ревущим на скорости велосипедом. Чтобы не слететь в придорожный кювет на каждом изгибе крутого серпантина, приходилось выходить чуть ли не на встречную обочину. Уф! Спустились. Но тут же, без перерыва и отдыха дорога ввинчивается в небо крутым асфальтовым взлетом. Еще короткий спуск, и наш маршрут ныряет на проселок, петляющий по скалистым склонам. Перед каждым крутым подъемом или в конце головокружительного спуска стали встречаться аккуратно разлинованные шлагбаумы с крупными надписями «BUM!». Еще какой бум! Стоит только зазеваться! Щебенка из-под колеса так и прыскает, велосипед подобен взбесившемуся бегемоту! Словарь, правда, позже пояснил, что «bum» это шлагбаум.

Сверху капает дождик и светит солнце. Снизу кочевряжится трасса, достойная велотриала. Зато по бокам – отрада глаз и желудков. Огромное количество ягоды. В основном малина и земляника. Изредка недозревшая брусника и уже подсыхающая черника. На каждом привале мы заедаем нашу усталость горстями душистых и удивительно крупных ягод. Ощущение такое, что они никого кроме нас не манят. Ягодники не тронуты. Лишь мелкие пичуги составляют нам конкуренцию на этом пиршестве. Конечно, вдоль самой обочины иногда немного пыльно. Но чуть отошел в сторону и, пожалуйста, чистые лесные прогалины, дурманящие голову ароматом нагретой земляники. Вообще, ягоды нас сопровождали все путешествие. Очень интересно было наблюдать, как одни сменяют другие от области к области. В первые дни, когда мы ехали по Телемарку, были сплошные малинники и земляничники. Потом въехали в Ауст-Агдер, и вокруг спелая, сочная черника вперемешку с водяникой. А затем мы катились дальше, и черники почти не было, зато шагу нельзя было ступить, не соблазнившись на пригоршню-другую голубики. К концу же путешествия стала появляться ежевика, и вскоре ее была целая прорва.

Но и в Ауст-Агдере потом, и сейчас, в злосчастный третий день на просторах Телемарка ягодами никто кроме нас не интересовался. Вот мы на нашем проселке. Я оставил велосипед наверху подъема и закатываю теперь Оксаниного строптивца. Пока идем, обрываем ягоды, ласково касающиеся наших рук: «Сорвите нас, пожалуйста!». Вдруг за спиной хруст гравия и учащенное сопение. Оглядываемся – молодая пара таких же, как мы, велосипедистов-путешественников догоняет нас в молчаливой сосредоточенности. На наши радостные: «Hi!»; они отвечают весьма угрюмо. Ну, это-то понятно. Я бы тоже был угрюмым, штурмуя крутой подъем на последнем издыхании и раскланиваясь со встречными. Наверху у моего велосипеда они делают короткую передышку и дальше в путь. Малину даже не попробовали!

К слову сказать, в тот день это была отнюдь не единственная группа туристов, обогнавшая нас. Наша скорость перестала расти даже на спусках. Я уж заподозрил, что у меня колеса спустили. Но нет, шины бодры и упруги, в отличие от меня. Проверил тормоза, не цепляют ли? Нет, просто идеально отрегулированы. В голове все время крутится диалог из классика детской норвежской литературы: « – Акка Кнебикайзе! Белый отстает!!!

– Он должен знать, что летать быстро легче, чем летать медленно!

– Акка Кнебикайзе! Белый падает!!!

– Он должен знать, что летать высоко легче, чем летать низко!»

Но два белых, то есть мы с Оксаной, уже не просто летели низко и медленно, а из последних сил вспахивали грубый асфальт, рискуя в конце концов оказаться в глубоком нокауте. Мне было существенно легче, сказывалась тренированность. Но медленный ритм движения подточил и мою стойкость.

Смотрим карту и видим фигу в адрес наших планов: после короткого свидания с морем, дорога вновь поворачивает от берега, чтобы кувыркаться по горам. И только маленькая отворотка влево на мыс Порто призывной запятой кланяется нам:

– Давай сюда! Видишь, тут кемпинг припрятан.

Это, конечно же, хорошее решение. Стоит остановиться и отдохнуть. Посмотреть что у нас не так. Попытаться еще раз перераспределить груз. Раз у меня силы еще есть, значит стоит их эксплуатировать энергичнее. Закладываем вираж и сворачиваем на дорогу к предполагаемому отдыху. Путь весьма ощутимо ведет под горку, мелькают домики, бегут цифры километража велокомпьютере. С каждой минутой все отчетливее понимаю, что при таком низком моральном духе повернуть назад будет уже нельзя. Набор высоты окончательно перекует «моральный дух» в «последнее издыхание». Кемпинг, на который мы очень рассчитывали, внезапно промелькнул по левую руку, но показался каким-то шумным. Жена лишь махнула рукой на мое предложение вернуться и посмотреть место. Про себя отмечаю, что привередливость в выборе отдыха хороший симптом. Значит, Оксана выживет. По крайней мере, в это раз. Лес сменяется огромными плоскими каменными глыбами, которые немного в перекос, холмисто выстилают узкий, двести-триста сотен метров в поперечнике, мыс, по которому мы едем. В стыках между этими камнями кустики, деревца, иногда целые рощицы. Порой попадаются домики, которые буквально врублены в скальные бока. Показалось море, все истыканное маленькими островами, созданными из тех же каменных плит, что и мыс. До самого горизонта они создают пеструю мозаику, по которой десятки разнокалиберных парусных яхт плетут мудреный узор, лавируя между островов и солнечных лучей. Море мягко бухает в каменные берега, полого скатывающиеся к нему на встречу ответными базальтовыми волнами. Открывающийся простор полностью поглощает внимание, даже забываю смотреть на дорогу. Откуда-то из глубин памяти всплывает детская мечта о море с кораблями, приключениями, пиратской вольницей и простором. И понимаю, что вот сейчас я, тридцатилетний дядька, на скорости 15 км/ч, запыленный и усталый, совершенно реальным и отнюдь не сказочным способом въезжаю в край своей мечты. Не во сне или фантазии, а по настоящему и почти обыденно. Нет, отсюда нельзя уезжать! Если надо будет, я по примеру норвегов площадку для ночевки в скале вырублю!

Я уже начал придумывать способы установки на этих плитах нашего крохотного домика из материи и алюминия, как вдруг из-за поворота вынырнул маленький отель. Весь прозрачный и продуваемый жарким морским ветром. Слегка потемневшее от солнца дерево тепло облицовывает его стены, светлые шторы машут нам из открытых окон. В оконной глубине видны картины с парусниками и якорями. На веранде несколько человек пьют кофе, умиротворенно поглядывая по сторонам. Вся эта нега так не вяжется с последними часами нашего многотрудного пути, что кажется, создана не для нас. И вообще, находится совсем в ином измерении. Была не была, решаем мы. Если за номер в этом сказочном доме не требуют выкрасть Царь-девицу из Тридесятого королевства, то мы остаемся. К счастью, хозяйка не стала долго торговаться. Быстро выяснив, что Живой и Мертвой воды у нас при себе почти не осталось, а Молодильные яблоки мы сгрызли еще вчера, она согласилась удовлетворить наши скромные пожелания за какие-то 600 крон. Ура!!!! Уютные апартаменты на втором этаже, с выходом на каменную террасу за домом вместо балкона! Что еще нужно?

Пока мы утрясали мелочи оформления, подкатили те самые туристы, что обогнали нас утром на лесном проселке среди малинников. Вид у них был еще более измученный. А если кому-то хуже, чем тебе, то тебе уже лучше! Разговорились. Оказалось, они из Голландии, собрались отдохнуть, но не ожидали, что в Норвегии такие горы. До этого они путешествовали в Испании и по своим краям, но подобного не встречали. И хотя в утренние часы голландцы были шустрее, чем мы, зато к обеду уже почти умерли и в Порто приплыли на катере-такси от городка Валле. Вижу, от этих сведений, Оксана окончательно воспряла духом. Дело в том, что в Валле мы обедали, как и голландцы. Но потом проехали еще почти 20 км. А то, что утром наш темп был медленнее – так это наша тактика, военная хитрость. Значит мы вовсе не хуже других.

Голландцы сразу решили, что меньше чем на два дня перерыва в скитаниях они не согласны. Мы же поосторожничали, и решили ограничиться одной ночью. Однако назавтра поняли, что наши знакомые правы (они, кстати, за стенкой расположились), и мы последовали их примеру. Собственно жизнь в Порто стала неким переломным моментом всего нашего путешествия. И дело даже не в том, что мы отдохнули и взбодрились. Мы смогли построить новую стратегию наших дальнейших дней, оценив все, что уже увидели, узнали и почувствовали. Ведь планируя все мероприятие в Москве, не имея ни малейшего опыта путешествий на велосипеде, не имея подробных карт, описаний пути и просто знаний местной жизни, а главное, не имея достаточной тренировки, разве не логично, что мы столкнулись с ошибочностью предварительных расчетов? В Порто нами были изменены конечная цель и суточный километраж. Это позволило выделить некоторое время на интересные места, в которых можно было бы задержаться на несколько часов или даже дней. Теперь планы сложились в единую систему, позволяя нам не просто двигаться вперед, но и получать максимальное количество радости и от дороги, и от мест, и от солнца, и от моря, и от усталости, и от отдыха. Да вообще, от всего!

Время в нашем тихом уголке пролетело стремительно. Удивительно красивые, романтичные и одновременно суровые берега. Мы гуляли, отдыхали и катались на велосипедах. Вечерами и по утрам, когда солнце было совсем низко, я охотился на него с фотоаппаратом. А когда наступил день отъезда из Порто, у нас было самое замечательное настроение. До боли не хотелось оставлять ото место, в то же время, отдохнувшее тело желало вновь почувствовать всю полноту движения. Взгляд одинаково манили и пейзажи, оставляемые за спиной, и те, которые только еще предстояло увидеть. Привет, дорога!

И вот бесконечный серый шарф шершавого асфальта вновь разматывается под нашими колесами. Глаза с жадностью неимоверной пытаются все впитать, все запомнить. Сосново-можжевеловые леса ныряют в дубовые рощи и расступаются, разбегаются в стороны, оставляя ровные просторы для полей. Сверху выглядывают скалы и внимательно рассматривают лоскутное одеяло посевов: золото пшеницы, разделенное бронзовыми полосами ржи с зелеными пушистыми вставками овса. Иногда вдруг пролетит букле капустных грядок или мелкий каракуль посадок местного курчавящегося лука. Правильными рядами с аккуратными школьными проборами поклонится изумрудная картошка и вновь золото и бронза в обрамлении хвойного бархата. Мелькают домики, с обязательными веселыми детскими песочницами, батутами и горками во дворе. В некоторых местах во дворах много цветов, подобранных с большим вкусом в целые ансамбли. В других же районах лишь небольшая клумбочка для приличия. А когда мчимся вдоль моря, то открываются многочисленные прибрежные утесы, обрывающиеся в волны. И все это под соусом ароматов земли, леса, цветов.

Мы приспособились. Встаем рано и по холодку, проскакиваем с восторгом большой участок пути. Обычно второй завтрак подгадываем в небольшом городке. Где-нибудь в гавани под зонтиками только-только открывающихся кафе. Холодный яблочный пирог и чашка кофе. Для обеда уже находили место с хорошим магазином и условиями для отдыха, чтобы самую сильную жару полежать в тенечке или просто продуваемые ветром на берегу. Ну, а к вечеру оставшийся кусок дороги, с предвкушением вечернего чая с ягодами и посиделками под абажуром заката рядом с весело закипающем на газовой горелке котелком. Где удавалось – купались. Лучше это было делать в озерах. Вода в них чистая и слегка бодрящая. Не холодно и не жарко, так бы и плавали вечно. С морем немного сложнее. Во-первых, там прохладнее. Но главное – оно очень соленое. Мы не рискнули исследовать, что станет с нашими ногами на жаре в постоянном движении, если они еще будут покрыты корочкой соли. Но если бы не последнее, то ныряли бы в морские пучины не реже, чем будоражили озерную гладь.

Был один особенно удивительный участок пути – старая королевская дорога, специально восстановленная для таких, как мы, путешественников. Машины туда не пускают, только живущие вдоль нее фермеры имеют право проезда. Все предыдущие подъемы и спуски просто снимали шапку перед королевским трактом. Как и полагается особе голубых кровей, он еще отличался и своенравием. То круто на мостик через ущелье свернет, то в овраг прыгнет. Но зато как красив, как изящен! Среди озер и скал, в лесах и лужайках! За это мы охотно простили ему весь труд, все сопенье, что потребовали от нас его изгибы. Заканчивалась королевская дорога у цепочки хрустальных озер, перетянутых по талии старой деревянной плотиной, которая ублажала округу мелодичным журчанием струй в пролетах. От этой пасторали не хотелось отрываться. Лучи прошивали лес по берегам и предавали месту невероятную живописность. Под разными благовидными предлогами (фотографирование, завязывание шнурков, перетряхивание рюкзака) мы долго проторчали у съезда с плотины. Однако необходимо ехать, и мы, последний раз окинув взглядом Его Королевское Изящество, выруливаем на велосипедную дорожку вдоль автомобильной трассы…

И вот, мы с легкой грустью замечаем, что километры бегут быстрее, чем нам того хотелось бы. Что конец нашего путешествия уже совсем-совсем близок. Позади последнее дикое купание на вольных песчаных косах большой реки с голубичными полянами на берегах. Солнце катится к закату, а мы еще быстрее катимся вниз-вниз-вниз к нашей конечной цели. Когда из-за поворота вынырнул указатель «Хамре», это оказалось неожиданным. Неужели все? Все. Почти... Нам осталось отдохнуть пару дней на этом курорте, и добраться от него до Кристиансанда откуда начинается путь домой.

ЦЫПЛЯТА ПО ОСЕНИ

Наши представления о Норвегии претерпели весьма сильную коррекцию на месте. Страна фьородов – почти неотделимое словосочетание, сразу же ассоциирующееся с этими краями. Фьорды тут везде. Они вездесущи. Маленькие, большие, очень большие и крохотные. И все же этот волшебный, полный тайн и романтики «фьорд» при ближайшем рассмотрении не представляет из себя чего-то сверх выдающегося. Разной ширины заливы и бухты с более или менее крутыми берегами: от отвесных скал до небольших галечных пляжей. С моря эта чехарда мысов и заливов выглядит целым лабиринтом. Правда, на западном побережье страны фьорды более величественные, но красоту их можно оценить преимущественно с высоты птичьего полета. Интересно, что живя на берегах фьордов, сами норвежцы путешествуют по своей стране в поисках тех же видов, которыми рекламные буклеты очаровывают иностранных туристов. Почти все эти величественные фотографии сделаны в одном единственном месте – Люсе-фьорде. Для самих норвежцев они являются такими же диковинами, как и для всех приезжих. Все же, норвежские виды великолепны и без иррациональной магии слова «фьорд». Окружающая природа способна подарить неохватно большое ощущение прекрасного.

В Норвегии очень развиты перемещения по воде. Даже если в Ваших планах не стояла прогулка по морю, вряд ли ее удастся избежать в путешествии. Крайне изрезанная береговая линия зачастую делает более логичным использование парома, нежели дороги. Во многих местах курсируют катера морского такси или имеются пункты проката моторных лодок. Это особенно удобно, когда появляется желание посмотреть какой-нибудь отдаленный остров с маяком.

Наш маршрут начинался из города Ларвик и вдоль побережья шел до Кристиансанда. Вдоль южного берега Норвегии тянется велосипедный маршрут «Тропа вокруг Северного моря», охватывающий несколько стран Скандинавии, материковой Европы и Британские острова. В любом туристическом информационном бюро, которое прячется под лаконичной вывеской «i» можно купить карту с норвежской частью этого маршрута. Маркировка его встречается и по всему пути вдоль дороги. Причем проставлена она весьма аккуратно, что без больших трудностей позволяет не теряться на перекрестках. Большая часть пути пролегает по грунтовым или асфальтовым велосипедным дорожкам. Иногда приходится ехать по шоссе. Но это не доставляет трудностей. Движение не напряженное, водители в большинстве своем относятся к велосипедистам уважительно. Кроме того, запах автомобильного выхлопа полностью отсутствует, возникая легкой тенью лишь, когда проходит большой грузовик. Вообще, создалось впечатление, что разработчики маршрута вокруг Северного моря пролагали не самый простой путь, а пытались сделать максимально живописный и разнообразный с точки зрения ландшафта маршрут. Порой это делало саму дорогу труднее, и она чаще залезала на крутые горы. Но разворачивающиеся перед нами пейзажи легко покрывали эти минусы. Маршрут позволял увидеть и само побережье, и леса. Иногда нырял вглубь Норвегии, демонстрируя нам не только ее приморские земли. А временами обрывался на берегу и требовал от нас движения на пароме.

Норвегия по праву считается дорогой страной. Цены на продукты не менее, чем в два раза выше московских. Например, в обычном магазине мы отдали 117 крон, т.е. около 500 рублей, за следующий набор продуктов: 1 кг риса, 0,5 кг сосисок, 1 батон, 350 г сыра, 400 г помидоров, 2 л воды. Еда в кафе и ресторанах еще дороже. А 680 крон, т.е. 3000 рублей, обошелся нам небольшой ужин на двоих в приятном ресторанчике в Кристиансанде: по рюмке тминной водки, салат, основное блюдо, десерт, кофе. Вообще, питались мы по-разному. Чаще всего варили еду на газовой горелке. Еще очень удобно и недорого было поесть в супермаркете, где всегда есть богатый отдел готовых блюд от салатов до жаренного мяса. Кафе и рестораны редко встречаются в маленьких деревушках, зато всегда найдется закусочная на заправке катеров в гавани ли на дороге.

Ночевка в кемпинге включает оплату места под палатку (в нашем случае от 200 до 75 крон за ночь) и оплату бытовых услуг: туалет, душ, раковина с горячей и холодной водой. Большая часть кемпингов туалет и раковину предоставляет бесплатно, горячий душ за отдельную плату (10 крон за 3-5 минут душа). Парадокс, но больше бесплатных опций было в более дешевых кемпингах. При этом принципиальных различий уровня удобств не наблюдалось. Номер в отеле на двоих вполне можно снять за 600-900 крон в сутки. Если мы останавливались в отеле, то выбирали место поближе к набережной, а в Осло в центре города около Королевского дворца. Наверняка, в менее «злачных» местах цены могли бы быть чуть скромнее. Дикие ночевки лучше планировать у лесных озер. Там, как правило, есть ровные места на берегу и много воды для вечернего моциона и готовки.

В целом, двухнедельное велосипедное путешествие вполне может обойтись в 900-1200 евро на человека в зависимости от степени самоограничения (цена вместе с визами и всеми билетами). Более жесткие меры экономии существенного выигрыша не дадут, поскольку основные траты составляют дорога и продукты.

Итог всего путешествия таков. Мы проехали на велосипедах 360 км, потратив на это 8 из 13 дней пребывания в Норвегии, и теперь у нас с женой одно сильное, устойчивое и общее желание – вновь оказаться с велосипедами на норвежской дороге!



читать полный отчет




Главная | Новости | Календарь | Лоция | Летописи | Багажный отсек | Фотоальбомы | Мастер-класс | Велошкола | О клубе | ФОРУМ |
© Велотурист.ру, 2000-2017. Все права защищены